May 15th, 2019

панда

Города

Есть неимоверно красивая суть в далеких северных городах, городах которые словно бы цепляются за реальность изо всех сил.

Даже появление таких поселений было чудом.
А еще большее чудо то, что некоторые пережили девяностые, пережили время обмана.
Время гниения душ и обращения в Каинов.

Я стоял на причале, на выщербленных, искрошенных бетонных плитах и просто знал, вся эта бетонная чума - она пришла в девяностые.
И все не уходит, цепляясь за память, взгляды и проклятья.

На севере девяностые смотрят отовсюду.
Зачастую, можно понять в каких домах жизнь теплилась до последнего выдоха тепла от печи, до последнего звона тарелок на кухне, до последнего шага за порог.

Черепа домов. В отличие от материка , большинство строений в этих местах так и стоят неразграбленные, почти целые, даже со стеклами.
Слишком дорого вывозить, слишком некогда ломать.
Но вот ведь как--- везде работает железный закон реальности, если в домах не живут люди, дома умирают и разрушаются.
Везде и всегда.
Сначала ждут, не понимают, что происходит, потом в дикой тоске по человеку забываются и умирают.

Руины.
Мы оставляем после себя руины, когда отходим, откатываемся обратно, в теплый мир.
Да и теплый мир этот все меньше и меньше.
Нет зрелища больнее брошенных домов и заброшенных кладбищ.
Тени людского счастья и тлен.
Это значит – не выжили. Или выжили, но не те.
Иначе, отчего заброшены могилы?

Нас и раньше было мало, а теперь стало не хватать повсюду.
Ветер гоняет пустые, смятые сигаретные пачки по миру. Мы не умеем делать выводы из детских игр.

А в свинцовой морской воде у изломанного причала, на расстоянии нескольких метров от меня несутся упругими торпедами огромные белухи , исчезая в темноте и внезапно появляясь из нее.
Вздыхают и пускают фонтанчики прямо из спин. Они и вправду белые.

И я понимаю каинов, разве сторожа они народу своему? Доберутся и до белух.
До нас ведь добрались.

Есть неимоверно красивая суть в далеких северных городах, городах словно бы цепляющихся за реальность изо всех сил.
Эта суть в том, что в домах дымятся печные трубы, а на кухнях кипят чайники...
Пафос хорошо лечится спокойной тяжелой работой. Вот просто на отлично лечится, или «на раз», как говорят игроки в вульгарные формы преферанса…
К чему это я?
А к тому, что мне надо больше работать.
Хотя бы и над текстами.
По всему видать.
Добра вам и живых городов.